Зоопарк

Мы все в любовном общении называем друг друга котиками, зайчиками, солнышками, рыбками и т.д. Устраиваем себе такой домашний зоопарк. Подразумевается, что тот, кому это обращение адресовано, либо ласковый как котик-зайчик, либо веселый как лучи солнца, вызывающие улыбку, либо.... Ну, те, кто друг друга рыбками называют, сами должны отвечать за базар. По-моему, рыбка - это кто-то, кого трогать запрещено категорически. Попробуйте вытащить рыбку из аквариума и приласкать ее. Думаете ей приятно будет? Я не думаю. Я бы на такое обращение заметила: „Если хочешь сказать мне, что я пучеглаза, прикасаться ко мне противно, и что я тебе вообще опостылила, назови меня рыбкой, и избавим друг друга от лишних объяснений!“

 

А есть люди, которые и вовсе протестуют против любого зоопарка и просят обращаться к ним, как к людям. Один такой даже песню написал про то, „что может быть красивее, чем сидеть на облаке и, свесив ножки вниз, друг друга называть по имени“. Так вот если вдуматься...
Если ты кого-то называешь заинькой, и чувствуешь к нему нежность, возможно, гладишь его в этот момент - то это название, скорее всего, уместно. Даже не прикасаясь к нему рукой, ты гладишь его словом. Но если муж по телефону сообщает: „Зайка, я сегодня к ужину не появлюсь - у меня тут дела срочно-неожиданные“. То тут возникают вопросы! Что за дела? И почему зайка? К любовнице отправился или с друзьями в баню? И „зайка“ - это чтобы по имени не назвать, а то вдруг как-то неловко станет? Известно, что опытные ловеласы, прикрываясь „зайками“, избегают как обременительной необходимости запоминать имена своих пассий, так и дурацких ситуаций, когда в самый пиковый момент произносишь не то имя.

Родители вот редко ласкают своих детей названиями животных. Обычно они изначально такое имя выбирают, которое для них самих с чем-то хорошим и приятным ассоциируется. Поэтому им имени уже достаточно, чтобы приласкать. Лучше спросите своего любимого: „Как тебя мама в детстве называла?“ Чаще всего это и будет самое приятное имя, и не надо с рыбками заморачиваться.
Чувствуете разницу между словом „название“ и словом „имя“? Теперь, надеюсь, да. Помните, что в вашем имени - ваша сила!

Когда мы опускаем имя, возникает анонимность. А в анонимном пространстве можно себе позволить такое, чего в личном - окажется недопустимым, став невозможным в принципе. Даже на войне можно было, не глядя, убивать всех поганых фрицев, а вот одного конкретного пленного Франца в лесу замочить оказывалось невозможным. Потому что, пока до места расстрела шли - разговор завязывался, хоть и непонятный, но снимающий анонимность. И становилось ясно, что вот этот - не абстрактный враг, а такой же, как я, несчастный, немытый, от семьи отлученный - такой же, только по другую сторону забора. Тот же эффект наблюдается во всех массовых явлениях вообще. В погромах и драках после футбольных матчей, например. Там же не конкретным Пашкам и Лехам рожи бьют, а болельщикам противника. Если ты - за Зенит, а он - спартаковец - сразу в рожу! А если ты - Васька, а он - Генка - тут уже все сложнее становится.

Можно и дальше продолжить. Чем отличается демократия от диктатуры? Правильно! Тем же самым! В демократии всех поименно знают, потому что сами выбирали. А в диктатуре - общепит - что сервируют, то и жри. И называется это Системой, или Путиным, или Брежневым. Это одно и то же название. Путин - это марка Системы. А с Вовкой вы никогда не познакомитесь. Поэтому и оцепенение у так называемых „граждан“ в диктатуре возникает, когда им какие-то свои личные вопросы решать приходится: пенсии добиваться, просить, чтобы крышу протекающую починили, выяснять, кто лечение пассажира, которого общественный автобус протащил, оплачивать должен, кто за грамотное врачевание больного человека ответственен и т.д. И стоит наш „гражданин“ будто завороженный, и не знает с чего начать перед лицом Путина размером с Российскую Федерацию. И не начинает. Пойдет, лучше Путинки выпьет, с друзьями поматерится, да и плюнет на все. Анонминость в этом случае обеспечивает вседозволенность с одной стороны и отчаянное бездействие - с другой. Как же быть? А просто: собственноручно отменять анонимность на местах.

Выберете себе какого-нибудь местного Путина, то есть поделите Путина Российского на сто тысяч. И возьмите этого конкретного Путина, например, Путина - главу Московского района города Санкт-Петербурга, на прицел. Назовите его про себя Вовкой и вперед! И не давайте ему прикрываться маркой: при попытке сыграть с вами в игру „Система“, доходчиво объясните ему, что он такой же Вова, как вы Петя, и разбираться прийдется на этом уровне. А может быть, ваш конкретный Путин на данный момент - это участковый врач, который вас уже десять лет ни от чего вылечить не может, и только и способен на то, чтобы обезболивающие прописывать? Назовите его Вовкой и вперед: выясняйте каким таким образом такой безграмотный Вовка место участкового врача получил и решил, что ему пациентов морить позволено. Или в этой роли выступает учителка вашего отпрыска, которая его даже грамотно писать, ни то что мыслить, научить не в состоянии? Назовите ее про себя Вовкой, и не давайте убедить себя аргументами о, якобы, предписанной системе образования. Помните, что Система - это всегда Вовка! А вам нужен конкретный учитель, который либо способен обучать детей, либо нет.
У каждого из нас свой Путин в данный момент актуален - снимайте анонимность, добивайтесь своего, назовите этому Вовке свое имя. Пусть он его запомнит. А он запомнит, не сомневайтесь.

Так вот, про зайчиков....
Помните был такой анекдот, в стиле Дэвида Линча или Ларса фон Триера, где бритоголовые бандиты на BMW попали в ДТП с якобы невинным мужичком на запорожце. И, в попытке понять, как именно с него стрясти денег, спросили того, чем он по жизни занимается. Он ответил „кроликов развожу“. История заканчивается у какого-то охраняемого забора - к которому мужичонка привез бандитов, сказав, что если они хотят денег, то надо ехать туда - его словами, крикнутыми в темноту охранной вышки: „Эй, открывай ворота, кроликов привез, разводить будем!“
Не будьте зайчиками, товарищи, тогда не станете кроликами!
Переход из милого домашнего зверинца в зоопарк под названием жизнь зыбок и сразу не приметен. Давайте предоставим зоопарк рыбками и кроликам, и останемся любящими и ценящими друг друга партнерами в наших семьях, равноправными гражданами в нашем государстве и вообще - властелинами своих судеб!


Юлия Витославски, 2013

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить